Храмы России

Вход
Храмы России |  Новости |  Поиск |  ЖЖ |  PDA |  Визитница |  Форумы |  О проекте |  Присоединяйтесь!
 

Церкви и села Клинского уезда до 1781 года.


Рубцов Д. А.

Православный приход храма св. вмч. Димитрия Солунского
д. Аксеново Клинского района

Аннотация

Данная работа посвящена выявлению существовавших на землях Клинского уезда сел, погостов и церквей, а также определению границ уезда, административной и церковной принадлежности за период до момента учреждения Московской губернии в 1781 году. На основе документов XV-XVIII вв. составлен Перечень, включивший упоминания о 90 разных селах и церквях Клинского уезда.

Работа может быть использована при составлении истории церковных приходов и рассчитана на читателя, интересующегося церковной историей и историей Клинских земель.

Оглавление

Введение

Часть 1. Краткое описание Клинского уезда до губернского передела конца XVIII века.
       Глава 1. Административное и церковное подчинение Клина и его земель.
       Глава 2. Границы Клинского уезда.


Часть 2. Краткое описание документов.
       Глава 1. Документы XVII века.
       Глава 2. Документы XVIII века.


Часть 3. Перечень церквей и сел Клинского уезда, упомянутых в документах до Губернского передела 1781 года.

Заключение
Библиография.



Введение

Эта статья возникла в процессе сбора материала об одной из церквей Клинского района. В начале работы остро чувствовалась необходимость в каком-либо издании, дающем представление, хотя бы в общих чертах, о картине церковного строительства в Клинском уезде. В качестве наиболее полезного с этой точки зрения можно выделить фундаментальный труд В. и Г. Холмогоровых "Исторические материалы для составления церковных летописей Московской епархии" [1]. Эта книга содержит выдержки из архивных документов о церквях Московской епархии до губернского передела конца XVIII века и поэтому обладает высокой степенью достоверности. Однако Клинский уезд в описываемое время входил в состав Тверской, а с 1744 года Переславль-Залесской епархии. В результате [1] не охватывает церкви на землях, входивших в Клинский уезд до 1781 года, когда были пересмотрены границы Московской губернии. Между тем, какое-либо издание, содержащее простой подбор цитат из первоисточников по той или иной церкви, могло бы существенно снизить количество ошибок в работах, посвященных Клинскому уезду и его церквям. Для восполнения данного пробела параллельно со сбором материала по одной церкви фиксировались и данные о других церквях Клинского уезда. Основное внимание при этом уделялось периоду до конца XVIII века. Восстановление общей картины с конца XVIII века значительно облегчается наличием Исповедных и Клировых ведомостей, хранящихся в 203 фонде Центрального Исторического Архива г. Москвы (ЦИАМ) и дающих довольно полное представление об общем состоянии церковного строительства в уезде. Сюда же можно добавить, что размеры уезда и его епархиальная принадлежность с 1781 по 1917 год, не менялись и, кроме того, с первой трети XVIII века образование новых церквей и сел практически не происходило до последних десятилетий XIX века. Наиболее полезными и достоверными с точки зрения автора работами о периоде с конца XVIII века оказались "Краткие сведения о всех церквях Московской епархии в алфавитном порядке исчисленных" Благовещенского И. А., а также сравнительно недавно появившееся (2006 год) введение к описи фонда № 1471 ЦИАМ "Церкви Клинского уезда", которую составили сами архивные работники (директор архива Е. Г. Болдина, сотрудники М. А. Моисеева и Г. Д. Тенц) [2].

Таким образом, основной целью данной статьи стало ознакомление читателей, интересующихся церковной историей и (в первую очередь историей земель Клинского уезда в границах XVI - XVIII веков), с документальными выдержками о храмах, из малодоступных и трудночитаемых источников. Информационное ядро статьи составили документы Российского Государственного Архива Древних Актов (РГАДА): Переписные и Отказные книги Поместного Приказа (фонд 1209) [3-11], а также Ландратские книги (фонд 350) [12-15].

Из Центрального Исторического Архива г. Москвы была использована Исповедная ведомость 1774 года, относящаяся к рассматриваемому периоду и хранящаяся в материалах фонда церковных документов № 203 [16]. Несколько дополнительных документов использовались единичным образом, для уточнения и дополнения источников основной группы [17-21].

Основой для определения границ Клинского уезда в рассматриваемый период послужили карты Генерального межевания 1770 года [22]. Показалось интересным также привести цитаты из нескольких печатных трудов [1, 23-31], содержащих упоминания о церковных местах и селах Клинского уезда до губернского передела 1781 года.

Особо полезной оказалась книга В. С. Кусова "Земли Московской губернии в XVIII веке" [23]. В ней были обнаружены упоминания о запустевших церковных местах, не зафиксированных в Переписных и других книгах, а большое количество топонимов, позволило во многих случаях более точно идентифицировать упоминания об одноименных церквях по расположенным рядом деревням и пустошам.

Работа разделена на три части. В первой дано краткое историческое описание Клинского уезда за исследуемый период, в то время как вторая часть посвящена описанию используемых в работе первоисточников. Третья, основная, часть содержит Перечень церковных мест уезда до губернского передела конца XVIII века. Так как в рассматриваемый временной период Клинский уезд состоял из города и трех станов (Погородного, Повольского и Поламского) Перечень также разделен на четыре части по территориальному признаку. В каждой части описания расположены в алфавитном порядке по наименованию поселения. В конце перечня помещены упоминания о церковных местах, расположение которых осталось неопределенным.

Так как данная работа рассматривалась в качестве предварительного этапа к составлению описаний отдельных церквей, предназначенных для широкого круга читателей, цитаты приведены без "ятей", с введением знаков препинания и другими подобными грамматическими искажениями первоисточника. В то же время некоторые несоответствия современной грамматике и орфографии наоборот удержаны для передачи колорита древнего текста. В некоторых местах введение знаков препинания и разбиение на предложения выглядело неоднозначно. Например, стандартная фраза о какой-либо церкви "А в церкви Божия милосердия образы и свечи и книги и ризы и колокола и всякое церковное строение вотчинниково" представлена в документе таким образом: "А в церкви Божия милосердия образы, и свечи, и книги, и ризы, и колокола и всякое. Церковное строение вотчинниково". Если в текст цитат включались комментарии и пояснения, то они заключались в квадратные скобки и выделялись курсивом.

Часть 1. Краткое описание Клинского уезда до губернского передела конца XVIII века.

Гл. 1. Административное и церковное подчинение Клина и его земель.

До середины XIII века земли Клинского уезда находились в составе Владимиро-Суздальского княжества [32]. После смерти Великого князя Ярослава Всеволодовича в 1247 году, его сын Ярослав III Ярославич получил в удел Тверь и образовал княжество Тверское. При нем же была образована и Тверская епархия. Первым тверским епископом стал святитель Симеон (память 3/16 февраля), который и похоронил князя Ярослава в 1271 году [33]. Таким образом, земли будущего Клинского уезда с середины XIII века надолго оказались в административном и епархиальном подчинении Твери. В 1485 году Великий князь Иван III Васильевич окончательно утвердил над Тверью господство Москвы и посадил там своего сына Ивана Молодого. Фактически великое княжество Тверское стало приравниваться в правах к другим удельным княжествам Московского государства. В 1492 году вскоре после ранней смерти своего сына Ивана Молодого (ум. 1490 г.) Великий князь послал описывать Клинские земли Петра Лобана Заболотцкого [34]. С этого времени начинается обособление Клина от Твери. В Духовной Грамоте 1504 года Великий князь Иоанн III завещает своему сыну Василию Тверское княжество. При этом особо оговорен Клин "с волостьми ... со всеми пошлинами, по тому по коа места писал писец наш Петр Лобан Заболотцкий, опричь того, что есма променил своим братаничам Борисовым детям Федору да Ивану от Тверския земли Буйгород да Колпь" [27, стр. 389]. Возможно, уже с 1506 года Клин становится центром отдельного княжества. Так один из ИНТЕРНЕТ-сайтов, посвященный городу Клину, без указания первоисточника приводит цитату согласно которой, "в 1506 году Клин был отдан великим князем Василием III в вотчину новокрещеному татарскому царевичу: "...дасть за него... сестру свою княжну великую Федосью и два города дасть ему в вотчину, Клин город и другой Городень и пять сел около Москвы на приезд..." [35]. По-видимому, в цитате имеется неточность, так как согласно справочнику Брокгауза и Ефрона в 1506 году за татарского царевича Куйдакула была выдана сестра Ивана III Евдокия, а Феодосия была выдана за князя Василия Холмского. Тем не менее, факт передачи Клина иному князю (Куйдакуле или Василию Холмскому) находится в согласии с рядом свидетельств последующего времени.

Так в работе [32] приводится свидетельство польского историка начала XVI века Матвея Меховского о Клинском княжестве на землях Тверского княжества. Тарханная грамота 1517 года Великого князя Василия Ивановича [28, стр. 77] фразой "и наместники наши тверские и клинские и волоцкие и их тиуны" ставит Клин в один ряд с центрами удельных княжеств, подчиненных Москве. Существование отдельного княжества может одновременно объяснить отсутствие в переписях Тверских земель 1540 и 1548 гг. [30] Клинского уезда. Хотя в [30] отмечена также не полная сохранность переписи 1540 года, что оставляет некоторую вероятность участия Клинского уезда в этой переписи.

После разорения Иваном IV Грозным Клина в 1569 году, город снова упоминается особо, но в связи с Тверью. В Духовной грамоте 1572 года царь Иван Васильевич Грозный благословляет своего сын Ивана "своею отчиною, великим княжеством Тверским. Да ему жь город Тверь с волстьми, и с путьми, и с селы, и со всеми пошлинами, со всеми, по тому как было при мне, да город Клин с волостьми, и с селы, и со всеми пошлинами, как было при мне" [36, стр. 438]. Из документов составленных, после смерти сына Ивана Грозного в 1582 году, видно, что значительной частью Клинский уезд перешел в разряд дворцовых земель и перестал упоминаться в составе Тверского княжества. Скорее всего, сами дворцовые владения были сформированы после 1569 года из земель казненных и опальных вотчинников и помещиков, а затем стали раздаваться другим владельцам. В 1599 году царь Борис Федорович передает Архангельскому монастырю в Москве волость села Завидова Клинского уезда [29]. Получали вотчины в Клинском уезде и некоторые светские лица. Так относительно нескольких вотчин при переписи 1624 года владельцы указывали, что "она старинная отца его" (например, Алексей Иванов сын Тургенев [3, стр. 340]). А некоторых вотчинников жаловал за "Московское осадное сидение" "Государь Царь и Великий Князь Василий Иванович [Шуйский] всея Руси". Так дьяка Герасима Мартимьянова сына Никитина он пожаловал селом Воронино на речке на Лутосне [3, стр. 250 (оборот)]. Перепись 1624 года указывает на две волости, розданные в 1620 году. Волость села Сологина была роздана казакам разных станиц, а волость села Нового на Волге роздана дворянским и боярским детям. Если к трем вышеуказанным волостям прибавить дворцовую волость села Копытова, отданную князю Александру Даниловичу Меньшикову несколько ранее 1709 года [12, стр. 229 (оборот)], то около трети Клинского уезда окажется покрытой к концу XVI века дворцовыми землями. Примерно треть деревень уезда (по числу дворов) согласно переписи 1646 года принадлежало Тверскому Архиерейскому Дому и разным монастырям. Перепись 1624 года не учитывает дворцовых деревень. Поэтому точное соотношение дворов из нее найти невозможно. Но приблизительная оценка дает примерно ту же пропорцию между светскими и церковными землями и на 1624 год. На основании исследования монастырских архивов С. Б. Веселовский [37] делает вывод, что большая часть земель приобреталось монастырями с 1570 по 1580 год. В 1580 г. по воле Государя состоялся Собор всех русских архиереев, которым была запрещена передача служилых земель духовенству и монастырям. Таким образом, в начале 1580-х годов около трети земель уезда были церковными и не менее трети дворцовыми.

Так как упорядоченных сведений о Клинском уезде XVI века не найдено, то об именах владельцев вотчин и поместий в это время можно говорить лишь по косвенным отрывочным сведениям. Так, в Межевой грамоте 1504 года упомянуты Захарий Яропкин, Семен Яропкин, Василий Спячев, Офонасий Стамышов, Тишка Волославль, Степан Волославль, Захарий Ивачев, Хидырев, Волк Курицин, Ондрей Шоков.

Согласно Духовной грамоте княгини Ефросинии [28, стр. 73] она отдавала на помин души мужа, князя Дмитрия Васильевича Небогатого, свое сельцо Столбично-Мисюревское (ныне Мисерево) Клинского уезда, полученное в приданое от отца своего Дмитрия Никитича, в иночестве Демьяна. Интересно, что [38] в качестве родоначальника рода Хидырщиковых упоминает Хидырщика Федора Никитича Левашова (вторая половина XV в.). Там же есть упоминание о Дмитрии Никитиче Мисюрь Левашове (вторая половина XV века). Последний, очевидно, был и отцом княгини Ефросинии и владельцем села Мисюрево (см. № 14). С большой вероятностью Федор и Дмитрий были сыновьями крупного Клинского землевладельца Никиты Левашова. Так Хидырщиковы в начале XVI века владели землями вокруг современного села Голенищево (см. № 27), в восьми километрах от которого и находится село Мисерево, бывшее во владении Дмитрия Никитича. Более того, в трех километрах от Мисерева и в шести километрах от Голенищева расположено село Никитское (см. № 18), находившееся во владении Матвея Ивановича Левашова в середине XVI века [28, стр. 184]. Таким образом, церковь вмч. Никиты села Никитского могла быть основана (около середины XV века) Никитой Левашовым в честь своего небесного покровителя. В восьми километрах западнее Мисерева находилось село Шаево (см. № 31), скорее всего, также принадлежавшее Левашовым. Это село княгиня Ефросиния отдала в Новодевичий монастырь, став инокиней Варсонофией [29].

По другим грамотам первой половины XVI века известны Василий Степанов сын Ростопчин, возможно, Федор Хидырь Матфеев сын Растопчин [28, стр. 136], Орина Курбатова жена Третьякова [28, стр. 152], Тимофей Константинович Хлуднев и сын его Игнатий [28, стр. 153], князь Андрей Михайлович Шуйский [28, стр. 154]. По наименованиям сел и селец начала XVII века, произошедших от известных фамилий XVI века, можно утверждать, что имели владения в Клинском уезде Арбеневы, Молчановы, Воронины, Селеверстовы. Упомянуты в грамоте 1600 года послух (свидетель) Улан Олексеев Спиридов и душеприказчик князя Ивана Ивановича Хованского Иван Васильевич Тургенев [28, стр. 457]. Их земли соседствовали друг с другом в переписи 1624 года [4, стр. 600 (оборот) и Гл. 119]. При этом о землях отца Алексей Иванович Тургенев свидетельствовал, что "она (вотчина) старинная отца его".

С 1624 года Клинский уезд покрывается сетью довольно мелких землевладений. Среди них размерами выделяются земли Тверского Архиерейского Дома, Дворцовая Круговская Копытовская волость, волость села Завидово Архангельского монастыря в Москве и, до второй половины XVII века, земли дьяка Герасима Мартемьянова сына Никитина. В дальнейшем количество мелких светских землевладений естественным образом растет.

В XVIII веке произошло изменение как церковного, так и административного статуса Клина. Начало XVIII века было ознаменовано рядом государственных преобразований. В 1708 г. было произведено разделение России на губернии, а в 1719 году на провинции. Клинский уезд был включен в состав Переславль-Залесской провинции Московской губернии. При этом как церковная единица он продолжал пребывать в составе Тверской епархии до 1740-х гг. [34].

1 сентября 1742 г. указом царицы Елизаветы Петровны была образована особая Московская епархия. Это послужило поводом к дальнейшим церковным преобразованиям. 18 июня 1744 г. Святейший Синод определил, что "такой обширной епархией управлять весьма невозможно" и постановил учредить ряд дополнительных епархий, в том числе и Переславль-Залесскую с включенным в ее состав Клинским уездом. Примечательно, что во время открытия Переславль-Залесской епархии, в 1744 году, в Клину монастырей уже не числилось [34]. То есть, согласно [34], закрытие Клинских монастырей произошло не в 1764 году, как часто можно встретить в различных описаниях, а до 1744 года. Однако тщательной проверки последнего факта в данной работе не проводилось.

В связи с учреждением Екатериной Великой духовных штатов в 1764 г. начался еще один передел епархиальных территорий. Архиерейские кафедры были разделены на 3 класса, к 3-му классу была отнесена Переславль-Залесская епархия. Перед переделом к г. Клину относилось 45 церквей, после передела - 37, штатных монастырей, согласно [34], по-прежнему не было. Там же отмечается, что очень трудно, оказалось, разделить Переславль-Залесскую и Московскую епархии, а переход отдельных приходов из епархии в епархию продолжался еще в течение 20 лет, т. е. фактически до губернского передела конца XVIII века и последовавшего за ним упразднения Переславль-Залесской епархии.

Указом Императрицы Екатерины II от 5 октября 1781 года Московская губерния была разделена на 14 уездов, среди которых были Клинский и окружавшие его, Дмитровский, Воскресенский, Рузский и Волоколамский. При этом "назначение границ оной Губернии с прикосновенными ей" было предоставлено "на соглашение Главнокомандующих в ней, також Генерал-Губернаторов и правящих ту должность" [39, ТXXI, № 15245]. Переславль-Залесский уезд отошел к Владимирской губернии, а епархия была упразднена в силу наличия архиерейской кафедры в губернском городе Владимире. Клин же был включен в состав Московской епархии. Его уездная территория была значительно расширена, что привело к увеличению числа церквей в 2 раза. В таком состоянии и границах он продолжал пребывать без существенных изменений до 1917 года.

Гл. 2. Границы Клинского уезда.

В данной работе за основу была взята граница Клинского уезда (Повольского, Поламского и Погородного станов), выполненная по данным Генерального межевания 1766 - 1770 гг., и приведенная на карте 1770 года [22]. Более позднюю границу после губернского передела можно найти в книге В. С. Кусова "Земли Московской губернии в XVIII веке" [23]. Эта граница, по-видимому, оставалась неизменной до начала XX века. Сравнение ее с картой 1896 года [40] не выявило разногласий за исключением участка земли вокруг села Лукьянова на правом берегу реки Лутосня возле погоста свт. Николая. Село Лукьяново обозначено на карте конца XVIII века [23] принадлежащим Клинскому уезду, а на карте 1896 года [40] граница уезда проходит, не захватывая его.

На момент 1770 года уезд был с севера ограничен рекой Шоша, от впадения в нее Ламы, и рекой Волга, от впадения в нее Шоши до сельца Карачарово. С востока граница, захватывая Карачарово, выходила на реку Сучок в районе д. Вахромеево. Погост Никольский на правом берегу реки Сучок относился к Твери. Далее граница, несколько раз пересекая реку Сучок, и, не доходя села Горбасьево, переходила к реке Донховке в районе современной границы Тверской области. Оттуда, фактически повторяя современную границу Тверской области, к верховьям реки Малаховки. Далее граница шла по реке Малаховке в направлении д. Орлово и по реке, на которой расположена д. Орлово до впадения ее в реку Сестру. Современная граница в месте слияния рек захватывает деревню Терехово, но на карте 1770 года этот небольшой участок ясно не обозначен. Затем граница шла вверх по реке Сестре до впадения в нее реки Лутосни. Оттуда почти строгим направлением на юг по рекам Лутосне и Чернавке, к селу Сандырево-Голенищево, захватывая села Воронино и Сандырево-Голенищево, но оставляя снаружи село Кленково. Юго-восточный угол Клинского уезда был образован ходом границы от верховьев реки Мошница до впадения ее в реку Истра. Небольшое расстояние граница шла по реке Истра и, захватывая д. Лаптево и погост Старое Шихолово, поворачивала на запад к селу Михайловское. Оттуда почти строго на запад, переходя от реки Катыш к реке Черной, проходя по верховьям реки Локнаш, двигалась к селу Алферьево. Граница охватывала село Михайловское, деревню Парфенькино, села Алферьево и Городище, оставляя снаружи деревню Стрелково, села Тархово и Покровское на Локнаше. Выходя далее на реку Малый Локнаш в районе села Городищи, граница двигалась на запад сначала по реке Малый Локнаш, потом небольшой участок по реке Сестре. Далее, переходя к реке Буйгородка, граница шла левым берегом реки к сельцу Шубино. Затем, реками Лама и Городенка к сельцу Сологино. Сологино находилось в юго-западном углу Клинского уезда. Обходя сельцо Сологино и оставляя вне озеро Круглое, граница шла на cевер вниз по реке Лобь до деревни Хвастово, места пересечения реки с современной границей Тверской области. Затем вдоль современной границы Тверской области, и с середины междуречья Лби и Ламы почти ровной линией к деревням Курьяново и Ивановское на Ламе. Далее граница двигалась по левому берегу Ламы до ее впадения в Шошу.

Интересный результат получился при сравнении границ 1770 года с более ранними описаниями границы Клинского уезда. Как было указано выше, в 1492 году Клинские земли описывал Петр Лобан Заболоцкий. Следы этой переписи сохранились в Межевой грамоте 1504 года, согласно которой межевание земель Клинского уезда с соседними Дмитровским и Рузским уездами проходило на основании этой переписи. В Межевой грамоте 1504 года [27, стр. 377] фактически была описана вся южная граница уезда от реки Малый Локнаш вплоть до самой восточной оконечности. И хотя наименования многих деревень в описании 1504 года к 1770 году были потеряны, по сохранившимся данным можно вполне убедиться, что за прошедшие несколько столетий южная граница в целом не изменилась. Более того, в ходе сравнения границ была выявлена ошибка в печатном тексте Межевой грамоты [27, стр. 377]. Согласно тексту граница Клинского уезда, охватывая д. Лаптево, шла "рекою Сестрью вниз до реки Мошница" и оттуда вверх по Мошнице оврагами и ямами выходила вновь к реке Сестре. Однако Мошница является левым притоком реки Истры и не впадает в Сестру, а д. Лаптево находится на берегу Истры. Очевидно, "Се" в названии реки Сестра должно читаться как "И". Тогда описание указанного участка оказывается гораздо более ясным и вполне согласным с границей 1770 года. А именно, обогнув д. Лаптево граница шла вниз по Истре до впадения в нее реки Мошницы, затем рекою Мошница вверх и, сохраняя общее направление, оврагами и ямами выходила к реке Сестре. В связи с этой неточностью текста в ряде трудов, например [41], присутствует ошибка в описании границ Клинского уезда. Так согласно [41] граница, минуя д. Лаптево двигалась далее на восток в направлении села Подольского, расположенного фактически у реки Лутосня. В этом случае дальнейший ход границы вдоль реки Мошница игнорировался. Частично эта ошибка была спровоцирована неисправностью печатного текста Межевой грамоты, а частично созвучностью села Подольского и д. Подольной, упоминаемой далее по ходу границы в грамоте 1504 года. Но согласно позднейшим документам д. Подольная располагалась не у реки Лутосня, а на землях села Сандырево-Голенищево князя Ивана Ивановича Лобанова Ростовского севернее верховьев реки Мошницы [4, стр. 626 (оборот)].

Менная грамота 1496 года [27, стр. 330] содержит описание западной границы Клинского уезда после отделения от Твери Буйгородской и Колпской волостей. На тех участках, где при описании используются сохранившиеся топонимы, эта граница в целом также совпадает с границей 1770 года.

Так как северный рубеж уезда, очевидно, образовывали реки Шоша и Волга, документами конца XV - начала XVI века остается неподтвержденной восточная граница уезда. За исключением данной оговорки можно сказать, что приведенное в начале данной главы описание соответствует периоду с 1492 года (когда было проведена опись Тверских земель Петром Лобаном Заболотским) до времени Генерального межевания 1770 года.

Впрочем, документы носят и следы незначительных изменений границы уезда с 1492 года по 1770 год. Основная причина, как кажется, связана с тем, что граница уезда конца XV века шла по границам земельных владений раннего периода, в большей степени ориентированных на естественные природные рубежи: реки, овраги, ручьи. За прошедшие три века границы земельных участков изменились, некоторые разделились на более мелкие, а некоторые присоединили соседние участки. В результате, граница 1770 года местами более чем очевидно следует границам земельных участков вопреки естественным границам. Так довольно "рваный" характер она имеет вдоль реки Сучок и у впадения реки Малый Локнаш в реку Локнаш. А иногда наоборот, граница уезда или стана делит земельное владение на две части. Обычно это монастырские земли, которые прирастали участками разных станов и разных уездов. Из светских владений можно выделить подобный участок князя Александра Дмитриевича Меньшикова. Значительной частью расположенный в Повольском стане по описанию 1715 года, он оказался по Генеральному межеванию 1770 года отнесенным к Поламскому стану, так как к Поламскому стану относилось сельцо, стоящее на этом участке. В результате по переписи 1715 Дмитриевский погост в Кругу [13, стр. 532] значится в Повольском стане, а по Генеральному межеванию 1770 года в Поламском. Аналогично, села Воронино и Щапово по переписи 1715 года [13, стр. 303, 342 соответственно] находились в Повольском стане, по данным Генерального межевания 1770 года село Щапово указано в Погородном стане, а Исповедная ведомость 1774 года уже оба эти села относит к Погородному стану.

Среди замеченных изменений границ можно отметить три случая. Во-первых, согласно Межевой грамоте 1504 года на участке между реками Черная и Хотышка [Катыш] две деревни, Маслова и Михалкова, были отведены от Дмитрова к Клину. Во-вторых, Перепись 1646 года [5] по сравнению с Переписью 1624 года [3] отмечает вновь прибылые села Голенищево и Берсенево. Точное расположение последнего села найти не удалось. Возможно, оно располагалось у впадения в реку Сестру реки Лутосни. Согласно [23] там находилась пустошь "Берсеневский луг". Однако прибыль села могла произойти не за счет территориального приращения, а за счет основания нового села в старых границах уезда. Село Голенищево же находилось поблизости как от границы с Дмитровским уездом, так и села Сандырево. Позже эти два села упоминалось за одно [23]. Cкорее всего, это же село Сандырево по окладной книге Патриаршего казенного приказа 1637 г. относилось к Дмитровской десятине. Впоследствии селом упоминается то Сандырево, то Голенищево, но уже оба на землях Клинского уезда. По-видимому, здесь имел место тот случай, когда граница уезда "корректировалась" по границе участка. Хотя возможны и другие толкования совокупности цитат о селе Сандырево Голенищево. Так, например, нельзя исключить возможность нахождения церкви Дмитровской десятины в административных границах Клинского уезда.

Вообще, хотя в документах прослеживается стремление следования церковного деления административному делению, совершенно строгого соответствия административных и церковных границ, естественно, не было. Согласно Исповедной ведомости 1774 года около 5 % приходских дворов Клинских церквей находилось вне пределов уезда. С этой же ведомостью и результатами Генерального межевания связано и третье замеченное изменение границ уезда. Согласно [23] оказались приписанными к Клину до 1770 года село Тархово, владения Коллегии экономии, ранее Троице Сергиевой лавры, и несколько поселений и пустошей Иосифо-Волоцкого монастыря Локнашского стана. То есть в Клинском уезде оказались земли не только Погородного, Повольского и Поламского станов, традиционно составлявших территорию уезда, но также несколько участков Локнашского стана. Эти изменения естественно объяснить тем, что в ходе церковной реформы 1764 г. монастырские владения были переданы в управление Коллегии Экономии и, учитывая близость расположения, село Тархово было отнесено к Клину. Тем не менее, в Исповедной ведомости 1774 года церковь села Тархова не значилась. Наоборот, видимо немногим позднее составления оглавления ведомости 1774 года, к ней были подшиты сведения о церкви села Шестаково, владения Коллегии экономии, ранее Иосифо-Волоцкого монастыря, Рузского уезда. Перешло ли село Шестаково в Клинский уезд после реформы 1664 года выяснить не удалось, так как в [23] оно упомянуто в общем списке сел и деревень на землях Теряевой слободы.

Можно также отметить, что в Переписи 1705 года отсутствовал Поламский стан, но было ли это случайным недостатком документа или это было связано с какой-либо реформаторской деятельностью Петра I, также осталось не выясненным.


Храмы России
монастыри
деревянные храмы
посвящения
статистика
храмы Империи
хронология
гео-поиск объектов
расширенный поиск
программа-200
последние обновления
Справочники
Персоналии
Архитекторы
Словарь
Иконография
Структура храма

Фотографии
 хронология
 панорамы
 3D модели
 с высоты полёта
 музеи, арх. фонды
 поиск фотографий
 последние обновления

Поиск по сайту
Метро

Прокудин-Горский, наследие

Знаете ли вы
что такое "Антаблемент"?

Помогите храму!
В вашей помощи нуждается
"Собор Воздвижения Честного Креста Господня в Романове-Борисоглебске"

см. весь список

Из фондов проекта:
Белокаменные церкви Подмосковья
Собор Троицы Живоначальной в Троице-Сергиевой лавре
Рекомендуем
Поисковая система «РУБЛЕВ»
Свод памятников архитектуры и монументального искусства России
Православные храмы Костромской губернии
Православные приходы и монастыри Севера
Старые карты Москвы
Храм Рождества Христова в Крохино
Контакты
письмо в редакцию

Лента новостей: Лента новостей
Новости проекта в ЖЖ

   
Главная |  Пётр Паламарчук |  Храмы |  Фотографии |  Авторам |  Ссылки
Поиск |  Архивы |  Новости |  ЖЖ |  PDA |  Визитница |  Форумы |  О проекте |  Присоединяйтесь!
1999-2017 © «Храмы России»
Электронное периодическое издание «Храмы России». Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-35747 от 31 марта 2009 г.
Перепечатка или воспроизведение материалов любым способом полностью или по частям допускается только с письменного разрешения и с обязательным указанием источника.


Хостинг предоставлен компанией DotNetPark: SharePoint hosting, ASP.NET, SQL
Индекс цитирования Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет